8 (3456) 24-66-20

Государственное автономное профессиональное образовательное учреждение Тюменской области

Детство, опалённое войной

Детство, опалённое войной

Уважаемые друзья!
Приближается юбилейный День Победы, и в канун этого радостного праздника, ветераны вспоминают прожитые годы, самими горькими и трудными были годы Великой Отечественной войны. Мы представляем вам воспоминания ветерана труда, нашего преподавателя Мальковой Анны Михайловны. Удивительно, до чего память детская цепкая! Сколько всего она запомнила! Военных действий у нас не было, но был непосильный труд! И дети не жаловались! Почитайте, сколько выпало на долю маленькой девочке!

ДЕТСТВО, ОПАЛЕННОЕ ВОЙНОЙ
(из воспоминаний Анны Михайловны Мальковой)

Наше детство совпало с войной 1941 – 1945 годов. Мне было 9 месяцев, а сестре Маше – 2 года, когда, в июле 1940 года, в грозу погибла наша мама. Через год началась война. Наш папа сразу был призван на фронт, и мы остались с маминой сестрой, которая заменила нам погибшую мать, и с бабушкой и дедушкой.
Наша новая мама работала в колхозе: с утра и до ночи была на работе. А бабушка с дедушкой были уже старенькими, поэтому мы стали помощниками старшим в домашних делах.
Работы в колхозе были почти все вручную. Жали зерновые культуры серпом, вручную молотили, сортировали, веяли зерно и т.д. Председатель колхоза просил школьников помочь в сборе колосков в полях. Мы, малыши, не отставали от старших. Учительница объясняла нам, что из колосков, собранных нами, получится хлеб для наших отцов на фронте. Они будут сытыми, сильными и обязательно победят врага, который напал на нашу Родину. И мы старались из всех сил собрать больше колосков, несмотря на то, что жарко, хочется пить и есть. Потом помогали ссыпать зерно в мешки. Осенью мы собирали овощи, оказывали прочую посильную помощь.
В домашние обязанности входила помощь в заготовке сена для своей коровы и другой живности. Сестре, как старшей, приходилось косить траву вместе с бабушкой. Сухую, ее собирали и вязанками тащили домой, в сарай. Колхозникам в то время за работу не платили: не оставалось денег на оплату труда. А деньги были нужны. На одежду, обувь и прочее. Некоторым ребятам приходилось зимой ходить в лаптях.
В военное время появилась потребность в мешках –кулях, сшитых из мочальных рогож. Чтобы иметь хоть какие-нибудь деньги, мы заготавливали летом мочало, а зимой уже ткали рогожи. Это был трудоемкий процесс и дополнительная нагрузка к колхозной работе. Бабушка с моей старшей сестрой ходили в лес: срубать липки. Очищали их от веток и вязанками тащили к реке, где замачивали. Спустя несколько дней, уже со мной, вынимали из воды, сдирали черную кору и получали лубок – мочало. Сушили его и вязанками тащили уже домой. Зимой ткали из мочала рогожи, сшивали в кули и сдавали в город, в организацию «Райпотребсоюз». За это платили небольшие деньги. Мы тоже помогали в этом. После школы садились за ткацкий станок, а заодно делали уроки. Клали книгу на полотно. Продергиваешь уток — книга подпрыгивает. Так и учили стихи и правила.
Если выдавались ненастные дни, нас усаживали теребить овечью шерсть. Бабушка из нее пряла нити, и нас учили вязать чулки, носки, варежки и прочее. Потом их отправляли бойцам на фронт.
Гулять особо было некогда. Разрешали поиграть только перед сумерками. Рано лампы не зажигали. Берегли керосин. Электричества не было, радио тоже. Газеты приносили редко, и только в правление. Фельдшерский пункт был за 10 км от нашей деревни.
Начальная школа была за 1,5 км от нашей деревни. В любую погоду шли в школу в худенькой одежонке. С 5 по 7 классы учились в другой школе за 10 км. Тогда уходили из дома на неделю. Жили на квартирах. Домой приходили только на выходные. Там, где жили, тоже приходилось помогать хозяевам: пилить дрова, носить воду, мыть полы. Сами себе готовили пищу из того, что приносили из дома (хлеб, молочные продукты). То, что могли наши матери положить в котомки на неделю. Да-да, именно котомки, а не рюкзачки, которые носят дети сейчас. Мы сами себе были хозяевами, но никогда не опаздывали, не прогуливали уроки.
В летние каникулы мы пропадали в лесу: собирали ягоды, грибы. День – на болото, за ягодами (голубикой, брусникой, клюквой). На следующий день – в Тобольск, на рынок, с кузовом. В кузов входило 1,5 — 2 ведра. Расстояние от д. Рогалихи, где мы жили, до Тобольска – 15 км. Половина пути – по болотам, которых было 7, разной длины. Потом переезжали через Иртыш. На рынке продавали ягоды недорого: нужно было успеть вернуться той же дорогой домой до темноты. А на завтра снова в лес. На полученные деньги покупали одежду, обувь и прочее – на что хватало денег.
В войну туго было с продуктами. Весной варили суп с лебедой и другими травами. Пекли лепешки из травяной «муки»: настоящей не было. Собирали в огородах перемороженную картошку, пекли лепешки. Конечно, мы с нетерпением ждали, когда подрастут овощи. Их съедали еще до зимы. А дальше – перебивались как могли. Кто, где мог, доставал продукты.
Были лозунги: «Все для победы!» и «Все для восстановления разрушенного хозяйства!». Колхозники обязаны были поставлять продукты для фронтовиков и городского населения, которые тоже трудились для фронта. Сдавали все: молоко, мясо, рыбу, шерсть, овчину, полушубки, варежки, сапоги, шапки и многое другое.
Не все в деревне могли содержать домашних животных. Было так: в семье отец на войне, а мать с четырьмя ребятишками «мал-мала». После обязательной сдачи сельхозпродукции семье оставались крохи. Случались наводнения, осенью – затяжные дожди. И тогда было совсем туго: голод, холод и ужасная нищета. В таких условиях росли многие дети того времени. В начальной школе в большую перемену нас подкармливали вареной картошкой, которую варила нам уборщица.
Сейчас, вспоминая нашу жизнь, ужасаемся: как только смогли мы пережить и выдержать все тягости того времени.